Коран

Сура 20 «Та Ха», Аят 87

Вы находитесь в разделе, посвящённом изучению 87 Аята Суры Та Ха. Здесь представлен оригинальный текст аята на арабском языке, его транскрипция для правильного произношения, а также подробное толкование, помогающее глубже понять смысл и контекст данного отрывка (20:87) из священного Корана.

قَالُواْ مَآ أَخۡلَفۡنَا مَوۡعِدَكَ بِمَلۡكِنَا وَلَٰكِنَّا حُمِّلۡنَآ أَوۡزَارٗا مِّن زِينَةِ ٱلۡقَوۡمِ فَقَذَفۡنَٰهَا فَكَذَٰلِكَ أَلۡقَى ٱلسَّامِرِيُّ ٨٧
Qālū Mā 'Akhlafnā Maw`idaka Bimalkinā Wa Lakinnā Ĥummilnā 'Awzārāan Min Zīnati Al-Qawmi Faqadhafnāhā Fakadhalika 'Alqá As-Sāmirīyu

Толкование ас-Саади

Они сказали: «Мы не нарушали данного тебе обещания по своей воле. Мы были нагружены тяжелыми украшениями того народа и бросили их в огонь, и самаритянин тоже бросил».[1]

1. Мы не сделали этого преднамеренно. Дело в том, что мы были обременены украшениями, которые взяли с собой, покидая Египет. Это были украшения, которые мы некогда заимствовали у коптов. Когда ты покинул нас, мы собрали эти украшения для того, чтобы по возвращении ты решил, что нам делать с ними. Точно также поступил некий самаритянин.

Абу Адель

Они сказали: «(О, Муса!) Не нарушали мы данного тебе обещания по своей воле. Но однако мы были нагружены ношей из украшений[1] того народа[2]. (Нам самаритянин приказал принести эти украшения, сказав, что они не дозволены нам и что мы должны избавиться от них.) И мы их бросили (в яму, где горел огонь). И также бросил и самаритянин[3] (землю, которая была из под копыта скакуна ангела Джибрила)».

1. Эти украшения женщины из потомков Исраила одолжили у египтянок под предлогом праздника.
2. народа Фараона
3. Самаритянин был многобожником, который поклонялся коровам. Он лицемерно притворился верующим-единобожником. И когда у него подвернулась возможность, он сотворил себе тельца, начал ему поклоняться и звать других к такому поклонению.

Эльмир Кулиев

Они сказали: «Мы не нарушали данного тебе обещания по своей воле. Мы были нагружены тяжелыми украшениями того народа и бросили их в огонь, и самаритянин тоже бросил».